К сайту словаря

sed_logo.gif

Предисловие

 

Создание двуязычного словаря в компьютерной среде может следовать канонам двуязычной лексикографии: в этом случае уместно говорить об электронной версии словаря. Как правило, речь идет о переводном словаре со всеми присущими ему достоинствами и недостатками. Мы уверены, что компьютерные технологии позволяют строить двуязычный словарь на разных принципах, одним из которых является интегральный сопоставительный принцип. Первые попытки назвать двуязычный словарь сопоставительным (ср. термины дифференциальный словарь, контрастивная лексикография, сравнительно-сопоставительный словарь, толково-сопоставительный словарь и т.д.) и тем самым провести разграничение в методах уже являются фактом, но говорить о сопоставительной лексикографии как особом жанре, по-видимому, еще рано.

 

Электронный словарь - это особый лексикографический объект. Должно соблюдаться, на наш взгляд, одно условие: этот объект необходимо создавать, а не просто воспроизводить. Качественное отличие электронного словаря от бумажного видится не столько в электронной разметке и гипертексте, в карточках и окнах на месте бумажных страниц и словарных статей, сколько в новой манере лексикографической интерпретации языковой семантики. Эта интерпретация вовлекает читателя в виртуальную лексикографию совершенно иным образом. Очевидно, электронный словарь должен создавать новый интерактивный резонанс восприятия словарной информации. Он должен мультиплицировать эффект семантической интерпретации и вовлечь читателя в новую лингвистическую интригу. Это так же сложно, как и создание бумажного словаря нового концептуального типа.  

 

Сопоставительный интерактивный русско-болгарский словарь СЭД является необычным лексикографическим проектом. В силу ряда нестандартных решений его структура и содержание могут поначалу повергнуть в уныние неподготовленного читателя, который, возможно, будет удивлен необычным видом словарных статей. В самом деле, некоторые технические решения и организационные аспекты словаря не имеют аналогов в электронной двуязычной лексикографии. Это продиктовано новой концепцией двуязычного словаря и его тематической направленностью. По идее создателей, словарь должен быть своего рода языковой лабораторией. В этой лаборатории есть инструменты для морфологического анализа слов, ссылки на источники, система поиска текстов, базы переводов и многое другое. Об этом мы подробно расскажем любознательному читателю на следующих строках.

 

 

Сопоставительный или переводной словарь?

 

Двуязычный словарь является реляционным: его объект не тождествен одному языку, средством интерпретации языка А выступает другой произвольно взятый язык В, который может быть в свою очередь описан языком А (однонаправленные переводные словари). Объектом микроструктуры словаря являются номинально лексемы, однако по сути выстраивается бинарное отношение выражения смыслов. Это отношение рефлексивно, оно устанавливает подобие и как правило не может быть сведено к эквивалентности типа слово - слово:

 

rel_slovar.gif

 

По традиции в двуязычных словарях как правило не выясняется отношение (см. фигуру) эквивалентности слов во всем многообразии его проявлений. Это ни в коем случае нельзя считать пропуском словарей в силу однонаправленного (диверсивного) переводческого подхода к единицам языка. Асимметрия правой и левой частей статьи переводного словаря как правило повторяет асимметрию слова и толкования его значений в толковом словаре. Вопрос об отношении, связывающем эквиваленты в двуязычном словаре, косвенно “решается” в основном тремя путями: а) апелляцией к интуиции читателя; б) негласным допущением, что типовые отношения эквивалентности - прерогатива лингвистики, а не лексикографии; в) встречным двуязычным словарем, который переводит асимметрию в противоположную сторону.

 

Таким образом, “на выходе” статьи переводного словаря формируется список, но не система эквивалентов, а сама процедура словаря является одношаговой. Отметим, что это значительно упрощает составление переводного словаря, особенно в его печатном варианте. Однако для близкородственных языков, какими в данном случае являются русский и болгарский, возможен совершенно иной, более интуитивный принцип организации словарных статей. Электронный формат позволяет забыть об ограничениях плоского листа бумаги и построить комбинированную обратимую многослойную словарную статью.

 

Ни один русско-болгарский словарь не дает ответа на вопрос о различиях в эквивалентной связи, например, между парами лъжа - лгать, лъжа - врать, лъжа - обманывать, лъжа - вводить в заблуждение, лъжа - брехать, лъжа - объегоривать, лъжа - обводить и т.д. Между тем, каталогизация эквивалентных отношений принципиально важна: она позволяет построить совмещенную словарную статью квазирекурсивного типа, которая отражала бы динамику эквивалентных связей в виде цепей эквивалентных пар на одной и той же странице словаря.

 

Идея составителей СЭД проста. Читателю нужно предложить интерактивный словарь нового образца, в котором эквиваленты представлены  как развернутые цепи лексических пар, слова сами поочередно "переводят" друг друга, языки как бы взаимно "отражаются", а на фоне переводных эквивалентов "видны"  их толкования. В известной мере такая словарная статья должна показать живую динамику межъязыковых соответствий, она разворачивается "стереоскопически" сверху вниз и от центра к периферии, а основными элементами являются узловые пары, скрепленные символом эквивалентного отношения. Словарь включает также обширные цитаты из национальных корпусов, синонимы, фразеологизмы и перифразы. Несколько словарей в одном и на одной странице - это замечательно. Подобный словарь мог бы стать ценным подспорьем переводчику, преподавателю языка, студенту,  но также лингвисту, благодаря полному каталогу типов семантических соответствий слов в двух языках.

 

В чем состоит простое отличие сопоставительного словаря СЭД от переводного? Если в переводном словаре по традиции задано направление: от неродного к родному языку или наоборот, то в сопоставительном словаре каждое слово является одновременно пунктом отправления и пунктом назначения. Если, например, в двуязычном словаре болг. заблуждавам имеет эквиваленты обманывать, вводить в заблуждение, и на этом сопоставление заканчивается, то в сопоставительном словаре - это лишь начало, поскольку определяются, во-первых, симметричный или асимметричный характер соотношения эквивалентов на фоне других эквивалентов типа обманывать - лъжа, лъжа - лгать, вводить в заблуждение - вкарвам в заблуда и т.д., во-вторых, все эти эквиваленты представлены в упорядоченной классификации, в третьих, предложен новый способ организации материала в словарной статье.

 

В сопоставительном словаре, в отличие от переводного, представлены толкования значений многозначных слов. Обратите внимание на разницу: слова двух языков сопоставляются, толкуются и представляются как переводные эквиваленты одновременно благодаря синхронизации толкований значений. Вряд ли переводчик, лингвист или преподаватель языка отказался бы от великолепной возможности на одной и той же странице словаря проверить толкования значений эквивалентов. В переводном словаре пока такой возможности нет. Словарь СЭД является первым в болгарской двуязычной лексикографии сопоставительным двуязычным словарем с вложенными толкованиями слов.

 

Тематическая направленность словаря

 

Отношения между людьми являются основой развития общества. Язык чутко реагирует на необходимость в обозначении тех аспектов человеческого поведения, которые являются важными для понимания, определяют успех или неудачи, становятся базой для воспитания или примером для подражания, но нередко -  поводом для кровавых конфликтов. Большая часть лексического массива языка не просто обозначает нюансы человеческих взаимоотношений, но является также мощным инструментом для воздействия на собеседника, юридическим оружием и средством индивидуальной защиты в актах агрессии.

 

Языковые значения являются в некотором роде приспособленными для общения копиями осмысленной и пережитой лично реальности. В этом своем качестве они несомненно несут отпечаток эмоций, оценок, схем поведения, опыта, истории и культуры того или иного народа. Знание языка базируется на знании того, что он обозначает, но не в меньшей мере - на понимании того, кого он обозначает. В этом смысле язык опирается на более сложную и недоступную для непосредственного наблюдения базу лингвистически непроясненных знаний, которую мы называем подъязыком, или концептуальной схемой. Она обращена прежде всего к человеку, в ней выделяются роли и значимые фрагменты.

 

Пожалуй, самой интересной в плане нетрадиционного лексикографического описания является та совокупность языковых средств, которая отражает восприятие человеческой активности под специфическим углом зрения: с точки зрения того, какие действия, поступки Х-а влияют на окружающих (Y-а), как осуществляется это влияние, в какой степени оно соответствует намерениям Х-а и Y-а, общепринятой норме, в каких пределах осуществляется это воздействие, как распределяются ущерб и/или выгода между двумя участниками действия (или Х-ом и участником ситуации, находящимся в отношении непреднамеренной партиципации).

 

Эта часть лексического массива языка, по нашему мнению, изучена слабо. В большей мере лингвистов и психологов привлекает феномен речевой агрессии, политическое манипулирование языком и инвективная (бранная) лексика. Однако полноценной картины экспансии Х-а, преломленной в языке и подтвержденной в результате лингвистического анализа больших пластов лексики, до последнего времени не было.

 

Одна из причин, вероятно, состоит в том, что для такого масштабного исследования ролевых действий, запечатленных в языке, приходится сочетать лингвистический анализ с концептологией, психологией и социологией, а терминологический арсенал исследователя необходимо расширить в нужных пределах.

 

Настоящий словарь не является просто тематическим списком слов, обозначающих экспансивные действия и признаки. Он является результатом кропотливой работы по расслоению лексики русского и болгарского языков на группы, соответствующие основным типам действий и ролям, которые мы условно обозначили символами X и Y с ясным пониманием того, что роль - не конкретный субъект, а проявление себя в этом качестве. Дадим рабочее определение экспансии и обратимся к примерам:

 

Экспансия - это целенаправленные действия Х-а (совокупности Х-ов) либо состояния Х-а, которые то ли по характеру, то ли по замыслу, то ли по результатам способны вызвать изменения в сфере Y-а (совокупности Y-ов), изменить привычный для него статус, норму, создать ситуацию дисбаланса интересов, сил, возможностей, но никогда - в пользу только Y-а. В общем случае экспансия проявляется как влияние, вмешательство в некоторое положение дел на стороне Y-а, поэтому она крепко спаяна с аксиологией говорящего.

 

Объектом экспансии может быть практически все:

 

  • статус личной свободы (угнетать, поработить, приструнить);

  • свобода передвижения (арестовать, связывать, сажать);

  • статус чести (оскорблять, позорить, насиловать);

  • статус спокойствия (тревожить, запугивать, шантажировать);

  • статус собственника (отнять, украсть, обездолить, захватить);

  • статус члена объединения (разлучить, поссорить, оккупировать);

  • физическая неприкосновенность (бить, душить, калечить);

  • право на жизнь (убивать, расстреливать, травить) и т.д. и т.п.

 

Однако не только вышеперечисленные показательные примеры и их синонимы являются темой словаря. Анализ названий экспансивных действий и признаков в двух языках показал, что язык пропитан “духом” экспансии, многие вторичные значения слов как бы случайно оказываются вовлеченными в совокупную картину обозначения этого феномена.

 

Количество исходного материала существенно возрастает при включении фразеологизмов, а также с учетом перифраз, коннотированной, инвективной лексики и синтагматически обусловленных значений слов (ср.: отдать книгу и отдать распоряжение, восстановить в должности и восстановить против кого-либо, привлечь внимание и привлечь к ответственности, ахнуть и ахнуть кого-либо ‘ударить’, просьба и категорическая просьба, инициатор и застрельщик, солить и насолить ‘причинить неприятность’ и т.д.). Оказывается, что мы имеем дело не с узкой тематической группой, а с целым корпусом слов, который заслуживает своего словаря. Этот корпус имен и словосочетаний стал фактической основой СЭД. Мы назовем его “аттрактивной агрессоршей”, при этом имея в виду аттрактивность прежде всего для самих носителей языка, хотя тема является благодатной почвой также для ряда исследований и не только в языкознании.

 

Кто такой X?

 

Х - обобщенный образ деятеля. Его действия нарушают паритет, меняют границы, баланс в социальном пространстве и статус Y-а.

 

X - инициатор действий, которые можно обобщить в типы: к ним отсылают определенные группы наименований в языке. Не все действия X-а являются физическими, а его словесный портрет допускает широкие вариации, например: лгать - обманывать - придуриваться - мошенничать - вводить в заблуждение, обвесить - обмерить – обсчитать, лжец - обманщик - фальсификатор – лжесвидетель, лживые слова - обманчивый жест – фальшивая улыбка, ложь - обман – подделка и т. д.

 

X - обобщенный образ, который в речи может быть заменен каким-угодно объектом: Туфли жмут (измучили) меня. Топор  - самый страшный враг леса. Лень одолела. Болезнь одолела старика. Наводнение унесло много человеческих жизней. Твое молчание ужасно! Не надо навязывать свое мнение другим! Налоги довели страну почти до нищеты.

 

X - обобщенный образ, который носители языка стремятся выделить из семантики человеческих взаимоотношений, отчеканить и представить в неприглядном виде: баламутить, бедокурить, безобразить, беситься, бесноваться, буйствовать, бушевать, горячиться, гневаться, зверствовать, разбойничать, мошенничать, жульничать, плутовать, самовольничать, хозяйничать, хулиганить, самоуправствовать, злопыхать, злословить, зубоскалить, дерзить, язвить, браниться и т. д. и т. п.

 

X - роль, которая может быть запрограммирована укладом жизни, законами, институциями и традициями. Случайной будет роль преступника, совершающего суд над судьей, но закономерно обратное. Если члены социума вступают в субординационные отношения, то возможна такая экспансия, которая осуществляется по определенным канонам и на базе взаимного согласия. Регулирующие действия X-а - это действия по правилу, регулирование поведения кого-нибудь - это наведение порядка, например: администрировать, управлять, владеть, контролировать, проверять, следить, наблюдать, экзаменовать, одернуть, муштровать, школить, дисциплинировать, приструнить, смирить, укротить, направить, ввести, бросить (в атаку), включить, внедрить, выслать/ послать, мобилизировать и т. д. и т. п.

 

Действия X-а могут расцениваться как поведение. Он может тиранить и тиранствовать, критиковать и критиканствовать, грубить и грубиянить. X может получать оценочные квалификации типа негодяй, мерзавец, злодей, изувер, сволочь, стерва и т. д. Одним словом, X множествен и вездесущ. Беден был бы наш язык, если бы в нем все действия X-а обрисовывались со строгостью терминов. Семантическое картирование этого фрагмента тезауруса сочетает фантазию, наблюдательность и склонность говорящего к переосмыслению исходной ситуации.

 

Кто такой Y?

 

В принципе можно утверждать, что главной фигурой экспансивного действия является Y, пациенс, лицо, испытывающее состояние, причиненное действиями X-а. Это "страдательное лицо", если говорить не о конкретных ситуациях, а о подъязыковой семантике, является основным аргументом определения действия как экспансивного, он является "ценностью", на которую "покушается" Х.

 

В речи все может выглядеть иначе: действие <бить> является вполне благородной акцией, когда бьют врага, действие <арестовать> просто спасительно, когда речь идет о преступнике (арестовали преступника). Оценочные глаголы типа враждовать, ссориться, имена конфликтных физических действий типа бороться, драться, воевать  и т.д. дают совмещенную картину экспансии: Х и Y как выступающие в роли Х-a и Y-а.

 

Пациенс экспансивного действия не всегда равен прямому семантическому объекту имени действия. Ряд так называемых безобъектных глаголов так или иначе имплицирует некоторое условное страдательное лицо, в их семантике содержится отсылка к более широким тезаурусным основаниям, и в этих случаях мы будем говорить об условном пациенсе (УП), подразумевая при этом концептуализированные представления об ущербности того, кто может оказаться в положении Y-а.

 

Мы имеем в виду прежде всего глаголы типа безобразничать, пакостить, бесчинствовать, сорить, обозначающие действия, которые причиняют много хлопот, вносят беспорядок, вынуждают Y-а тратить силы на преодоление действий Х-а. Это также глаголы типа важничать, высокомерничать, возомнить (о себе), капризничать и др., обозначающие устойчивые экспансивные качества Х-а, претендующего на привилегированное положение в социальном пространстве. Это также глаголы, обозначающие агрессивные и предагрессивные состояния Х-а, например: бесноваться, беситься, безумствовать, свирепствовать, лютовать, буянить, ожесточиться, свирепеть, стервенеть, подлеть и т.д.  Это также глаголы типа хитрить, лукавить, плутовать, жульничать, мошенничать, обозначающие действия, вводящие Y-а в заблуждение, или экспансию в гносис Y-а. Имена с подобной одноролевой спецификой проявляют экспликативную избирательность: они обозначают сферу "Х и его состояния, качества, поступки", сфера Y-а дана лишь в ретроспективе глаголов, для чего нужна отсылка к тезаурусной схеме экспансии.

 

Экспансивная лексика в двух языках и словарные толкования

 

Словарь СЭД использует данные авторитетных толковых словарей русского и болгарского языков. Отдавая дань традициям, мы не ставим своей задачей создание новых словарных дефиниций. Вместе с тем, в ряде случаев существующие толкования могут создать затруднения при отборе слов для экспансивного словаря. Читатели СЭД могли бы усомниться в правомерности включения того или иного слова в словарь, поскольку толкование слова не всегда содержит признаки, достаточные для его отнесения к именам экспансивных действий. Причина, на наш взгляд, состоит в том, что создатели общих толковых словарей не ставили своей задачей классификацию подобного рода и не используют критерии, принятые в СЭД.

 

Сравним, например, толкования слов обмерить и обвесить в Словаре Ожегова (СО):

 

обмерить - ‘обмануть, отмерив меньше, чем полагается’

обвесить - ‘отпустить кому-н. товар, недовесив’

 

Указание на обманный характер действия, как видно из второго примера, не является обязательным для лексикографической интерпретации, но становится неизбежным при переводе на язык, не знающий этих слов:

 

oбмерить и oбвесить } Да измамя при теглене/мерене; да ударя в кантара; да претегля/премеря по малко (РБР)

 

Различия в словарных толкованиях русских и болгарских эквивалентов - факт, с которым читатель неизбежно столкнется на страницах СЭД. Например:

 

воровать - ‘преступно присваивать чужое имущество’ (СО)

крада - ‘присвоявам нещо чуждо без знанието и съгласието на притежателя му’ (БТР)

 

Очень часто требование к лаконичности словарной дефиниции становится препятствием для правильного понимания системных взаимоотношений лексики. Слова в концептуальной схеме действия связаны крепкими ассоциациями с другими словами и неизбежно вытягивают на поверхность ряд соположенных элементов схемы. Для общего толкового словаря эти детали несущественны, но они важны для понимания единства и взаимосвязей элементов концепта.

 

Тезаурусная схема экспансивного действия - это не только концептуальный каркас действия, но и пучок ассоциаций: слово может активировать одну из них или все одновременно (что создает синкретический образ действия). Чтобы расчленить этот образ, приходится использовать понятия, относящиеся к разным сферам. Так, для действия <вешать> часть из них относится к сфере мотивов (казнить, наказать), часть - к предметно-ситуативной сфере (вешать → повиснуть/висеть), а часть - к сфере результатов (умертвить → задохнуться/умереть). Соответственно, в толковании имени действия возможны существенные различия, ср.:

 

р. вешать - 'подвергать смертной казни на виселице' (СО)

б. беся       - 'умъртвявам някого, като му слагам примка на шията и го оставям да увисне, за да се задуши' (РБЕ)

 

Глаголы р. бездействовать, б. бездействувам  не были бы причислены к именам экспансивных действий, если бы не выражали имплицитного императива [Нужно действовать!]. Даже если словарные толкования типа ‘не проявлять никакой деятельности, быть бездейственным’ (в данном случае - МАС) напрямую не фиксируют понятие ущерба, порой иллюстрационные примеры являются достаточным основанием для включения глагола в список СЭД (см. понятие условного пациенса выше):

 

Преступное бездействие.

Властта бездействуваше при това нещастие на народа.

 

Эти нюансы, может быть, несущественны для лексикографической интерпретации значения, но предупреждают, что экспансия имеет не только грубые формы физического вмешательства, и что при определении лексических параметров схемы следует учитывать уровень осмысления события и возможные импликации значений. Мы можем поставить в один ряд не только глаголы красть, похищать, грабить, но также глаголы, обозначающие более сложные формы аннексирующих действий: узурпировать, монополизировать, латинизировать, американизировать, экспроприировать, реквизировать и т. д.

 

С учетом перечисленных выше особенностей лексикографического отбора и представления слов мы ввели в СЭД специальные рубрики. Каждое слово в словаре получает дополнительную квалификацию с точки зрения своей принадлежности к тому или иному типу экспансивных действий. Это оказалось самой трудной задачей для составителей СЭД и, может быть, станет самой дискуссионной частью работы над словарем. Лингвистика и лексикография пока не располагают единым, достаточно точным и проверенным методом описания концептов.

 

Рубрики ТЭД (тип экспансивного действия), представленные на первой строке каждой словарной статьи, указывают, что заглавное слово или пара относятся к категории имен, обозначающих в одном из своих значений действия определенного типа. Классификация экспансивных действий включена в раздел Mатериалы для разработчиков, поэтому здесь мы просто перечислим их: Ликвидирующие действия, Деформирующие действия, Аннексирующие действия, Дезориентирующие действия, Принижающие действия,  Блокирующие действия, Действия вмешательства, Провоцирующие действия, Регулирующие действия, Экспансивное поведение.

 

От схемы экспансивного действия к новому двуязычному словарю

 

В настоящем словаре лексические системы двух языков рассматриваются не как алфавитно упорядоченные списки слов и выражений, а в их взаимосвязи с наивной картиной мира носителя языка, с тем, как языковые значения отражают некоторую "подъязыковую" психосемантическую реальность, названную схемой экспансивного действия.

 

Сама по себе задача полного описания этой лексической макрогруппы  для одного отдельно взятого языка является неимоверно сложной. Несколько опережая время, которое несомненно предложит разработчикам словарей и читателям более совершенные инструменты для познания языка, мы приступили к созданию двуязычного словаря нового поколения. Причина одна: такого словаря в славянской лексикографии нет, но он созвучен новым требованиям к электронному словарю в эпоху глобальной семантики, которая будет определять коммуникации и взаимопонимание людей в разных уголках планеты на долгие десятилетия вперед.

Было принято решение создать экспериментальную модель двуязычного словаря, который:

 

  • Является вариантом ответа на вопрос о возможных перспективах слияния достижений сопоставительной лингвистики и компьютерной лексикографии в новый двуязычный продукт - интегральный словарь.

  • Взамен алфавитного организационного принципа и традиционной линейности словарной статьи предлагает структуру системных отношений лексической эквивалентности.

  • Представляет лексические эквиваленты в комбинированной двунаправленной словарной статье.

  • Прослеживает динамику эквивалентных связей (иррадиацию эквивалентов) в виде цепей лексических пар, члены которых синхронизированы в своих значениях.

  • Совмещает словари (толкования, синонимы, ассоциации, фразеологизмы) на одной словарной странице.

  • Является словарем-реактором, в котором переплетаются функции справочника, средства для разработчика, узла для активного участия читателей в правке страниц, средства для прямого участия в блогах и форумах, автоматического включения и обновления лент новостей, архива ссылок и текстовой базы данных, регистра комментариев и он-лайн связи разработчиков.

  • Показывает читателю смысловые поля во взаимосвязи, в динамике и многообразии отношений многозначных слов в двух языках.

  • Включает многочисленные обработанные и адаптированные для читателя примеры из национальных корпусов.

  • Дополняет лексикографическую интерпретацию когнитивным “паспортом” слова или группы эквивалентных слов.

  • Является браузером для просмотра внешних ссылок и материалов, опубликованных в сети Интернет.

  • Является открытым словарем (open source).

 

Совершенно новой является также графическая среда словаря. Графика словаря по определению должна быть инструктивной: цвета и графические символы (идеограммы) призваны вовлечь пользователя в семантическое пространство словаря, сэкономить время, устранить повторы, стимулировать воображение и сопричастность Читателя.

 

Мы предполагаем, что представление эквивалентов и типология соотношений многозначных слов в двух языках могут быть выражены несколькими простыми интуитивно понятными символами. Например, символ, объединяющий  пару слов врать synxrgeterog_new.gif  лъжа, означает, что в классификации эквивалентов эта пара является гетерогенной по форме, имеет одно первичное значение и переводима безусловно. Символ, объединяющий пару лгать synxgomogen_new.gif  лъжа, означает, что пара гомогенна по форме, идентична для обоих языков и в исходном значении слова означают одно и то же. Символ в паре заблуждавам diffuznyj_new.gif  вводить в заблуждение означает, что в языках одно и тоже понятие может иметь диффузный (в виде слова или сочетания слов) характер и общий элемент заблуждение. Синий цвет идеограмм характеризует синхронную связь значений, красный цвет обозначает асинхронные соотношения эквивалентов, иными словами, переводчик или преподаватель языка всегда сможет определить своеобразие неоднозначных соответствий слов и сделать свой выбор на базе толкований значений  или примеров из языкового корпуса.

 

Словарь, в отличие от традиционных печатных и электронных собратьев, содержит прямые ссылки на исследования авторов и их коллег-языковедов, охватывающие большой период времени. В материалах к словарю есть разделы, подчиненные системе поиска: например, поиск слова лгать выведет читателя сразу на несколько тематических рубежей - основная страница, встречаемость в текстах словаря, выборки из национального корпуса, соположенные пары слов, типология экспансивных действий, каталог ссылок и т. д.

 

Самое время напомнить о том, что СЭД - это открытая словарно-справочная система как в плане взаимодействия с Писателем, так и в плане размещения информации разной степени научной сложности. Внимательное прочтение Материалов к словарю поможет сэкономить время, предложит повод для дискуссий или просто даст разъяснения относительно используемой терминологии.

 

Перспективы

 

Сопоставительный словарь не должен рассматриваться как "качественно новый переводной" словарь, даже если представленное в нем совмещенное видение двух лексических систем является хорошим подспорьем любому переводчику. Он использует опыт переводных словарей, но главной его задачей на данном этапе является классификация эквивалентов в сопоставительном плане. Он отражает тенденции перевода, переходы между эквивалентами, он бифункционален и нелинеен, но не дает полных рецептов перевода для носителя "родного" языка. Русский и болгарский языки представлены в нем паритетно.

 

На вопрос о том, может ли СЭД заменить переводной словарь в близком или далеком будущем, ответ ясен: этого делать не нужно. Им суждено развиваться вместе. Во избежание дискуссий на тему “сопоставительный словарь против переводного”, мы утверждаем: их легко объединить. Каким будет этот качественно новый словарь - покажет будущее.

 

В этой связи отметим, что словарь СЭД имеет тематическую направленность - корпус имен экспансивных действий и признаков. Хотя принципы организации СЭД вполне могли бы быть использованы для создания общего русско-болгарского словаря, к сожалению, мы пока далеки от этой реальности. Причины - разрозненность усилий коллективов лексикографов и отсутствие достаточного финансирования новых разработок в сфере электронной лексикографии.

 

Мы приняли решение о преобразовании словаря в открытый ресурс с полным соблюдением авторских прав будущих соавторов-специалистов на базе лицензии Creative Commons. Поскольку речь идет об электронном проекте, Специалистом в данном случае является не только Лингвист-лексикограф, но также Переводчик, Преподаватель, Программист и Веб-дизайнер. За последние десятилетия мы стали свидетелями грандиозных успехов многих открытых проектов (open source). Нет сомнений, что словарь тоже может быть открытым проектом. Прямое или косвенное участие в разработке такого проекта не только укрепит авторитет создателей. По большому счету это является предпосылкой для дальнейшего совершенствования словарей и лучшего взаимопроникновения культур в новом тысячелетии.

 

Словарь СЭД является лексикографической системой. Он мало напоминает энциклопедии словарей и лишь частично похож на  продукты типа Lingvo. По сути он является словарем-справочником, словарем-исследованием, словарем-каталогом и словарем-браузером в одном и том же лице. Мы попытались избавить словарь от дешевых эффектов и эклектики, понимая вместе с тем, что вдумчивый читатель без труда обнаружит некоторые очевидные несовершенства. Критические замечания, отзывы и рецензии будут включены в библиографию словаря наряду с публикациями его разработчиков.

 

Читатель может помочь словарю стать лучше. Словарь СЭД - первый в славянской лексикографии словарь открытого типа. Он разрабатывается в рамках стратегии ИСК. Три основополагающих принципа  легли в основу этой стратегии - Интерактивность, Совмещение и Коллективность. Сайт www.sedword.com является интерактивной базой словаря и других новаторских лексикографических проектов.

 

Примечания

Авторы словаря (смеем надеяться, соавторы также) не намерены придерживаться принципа необоснованной самоуверенности и претендовать на более, нежели положительные отзывы и добронамеренную критику со стороны Читателя. Модели страниц словаря будут открыты для всех. Если Вы лингвист, переводчик или  опытный билингва, словарная страница, созданная Вами, будет носить Ваше Имя. Присылайте ваши замечания и пожелания по адресу sed@sedword.com.

 

 

 

sed@sedword.com © 2009 Parvanov Yavor Angelov

 secfu2.gif