<<назад |
к сайту |
вперед>>

3. ВЫВОДЫ

 

Итак, мы пришли к выводу, что существуют веские доказательства в пользу идеи семантического анализа языка под углом зрения тезаурусной схемы события. Наш анализ превратился по существу в синтез одной из них: мы попытались на данных части словаря построить синтетический образ макросхемы экспансивного действия.

Сколь бы ни были специфичны значения языковых средств, они отражают некоторые закономерности, которые (по крайней мере, в соответствии с традицией) нельзя назвать собственно языковыми. Важнейшая из этих закономерностей - тезаурусная ориентация значения имени. Сюда входят:  а) отношение имени к сфере Х-а и сфере У-а; б) способность слова своими семантическими признаками отсылать к определенному типу или типам действий, которые в нашем представлении образуют фрагменты схемы; в) тезаурусная мотивированность значения имени (имя как трансформатив экзистенциальных признаков объекта экспансии; г) импликативные связи между именами, поддерживаемые целостностью семантики действия, или концептуальным каркасом действия.

Наряду с этим обнаружилось, что семантический анализ и селекция предикатов должны производиться по критериям, которые частично исключают друг друга, но в равной мере необходимы. Поскольку исследуется соотношение языкового (того, что выражено в семантике имени) и подъязыкового (того, что обязательно входит в семантику действия, но не вмещается в значение однословного предиката), это не может не сказываться на общей картине исследования, на приемах и способах изложения. В одних местах оно напоминает пейзаж: это связано с попыткой дать "штрихи к портрету" типового действия вне зависимости от количества и своеобразия предикатов, участвующих в его экспликации. В других местах семантический анализ показывает разрыв между знаком и обозначаемой ситуацией, что связано с актуализацией аксиологии говорящего.

Далее, обнаруживается, что некоторые глаголы семантически индифферентны понятию экспансии, и отнесение их к экспансивной части словаря должно учитывать специфику отображаемой ситуации, объекты и результаты действия (рубить дрова - рубить врага), а также синтагматически обусловленные значения, проявляющиеся в речи.

Двойной подход - от схемы к языку и от языка к схеме - неизбежен: он позволяет учесть своеобразие языка и относительную независимость средств выражения, которые взаимодействуют с компонентами тезауруса, но в то же время репродуцируют схему по специфическим законам знаковой системы.

Выводы относительно экспансивной части словаря являются частными. То, что мы попытались обосновать фактами из языка предположение о существовании тезаурусной схемы экспансивного действия, отнюдь не означает, что эта гипотеза должна быть проверена, подтверждена доказательствами о существовании концептуально противоположной схемы корпоративного действия или каких-то еще других. Мы постарались не углубляться в тайны "черного ящика", не имеющие отношения к языку. В частности, остается без ответа вопрос об истоках формирования схемы экспансивного действия. Но то, что она (или то, что могло бы быть названо другим образом) является одним из источников имплицитности лексических единиц, стало нашим убеждением. Собственно, ради этого имеет смысл собрать вместе такую разноликую массу имен (сюда следовало бы включить также соотносимые с глаголами по значениям существительные, прилагательные, наречия) и попытаться взглянуть на них как на игроков одной команды.

Отнесение предиката к определенному типу действия может основываться либо на эксплицитных, либо на импликативных признаках (отсылающих к фрагменту тезауруса). Например, к действиям аксиологической девальвации мы относим предикаты недооценивать, ненавидеть, брезговать, обозначающие негативную психическую установку Х-а по отношению к У-у. Но сюда же относим и предикаты типа освистать, высмеять, выгнать: ведь действия по своему объективному характеру являются продолжением актов аксиологической девальвации У-а. Несмотря на онтологическую разницу ситуаций, сохраняется тождество аксиологического пациенса: в первом случае он выводится из семантики имени, во втором - из семантики действия.

Таким образом, перед нами открывается возможность сопоставления лексических единиц двух или более языков в макрогруппах, положив в основу сопоставления не только метод сличения значений по сходству и различиям, но также единую базу сопоставления – схему действия. Интерес представляет прежде всего то, как игроки двух команд играют в одну и ту же игру, названную номинацией экспансивного действия.

 

<<назад |
к сайту |
вперед>>

 

 

??????.??????? "Anivas"© 2010 www.sedword.com