<<назад |
к сайту |
вперед>>

З. СЕМАНТИЧЕСКАЯ ПОЛЯРИЗАЦИЯ ЛИКВИДИРУЮЩИХ ДЕЙСТВИЙ

 

3.1. Общая классификация имен ликвидирующих действий

 

В общем случае ликвидирующее действие узнается по экзистенциальному результату. Он может быть определен с точки зрения телеологии действия как то, чего добивается Х (например, казнить - наказание, победить - победа). Второе определение будет экзистенциальным: результат это то, что остается от У-а (б. руинирам - руини, р. разваливать - развалины). Результат можно изобразить в виде динамического процесса (разрушать - рушиться, распадаться). Можно, далее, дать отрицательное определение результата: 'то, чего объект не может, не в состоянии больше делать' (аннулировать договор - договор не в силе, ломать машину - машина не действует). Наконец, можно дать чисто номинативное определение: результат - это то, к чему нельзя применить прежнего названия, или то, что нужно назвать другим именем (убить - труп, мертвое тело).

Результат объективно присущ способу действия, его можно предусмотреть. Но не всегда и не все признаки способа действия являются одинаково актуальными для говорящего. Механизм актуализации этих признаков не является параллельным производству слов, он всегда действует с опережением и остается в резерве номинации. Если бы это было не так, то каждый глагол включал бы в обязательном порядке обозначение способа действия (ср. глаголы мертвить, морить, губить, гноить и др.).

И все-таки необходимо знать типичные признаки действия, которое, будучи направленным на объект и интенсивным свыше меры, ведет к его ликвидации. В своей совокупности эти признаки характеризуют простые действия, для выполнения которых не требуется наличия специальных средств:

 

              а) удар, толчок                             <ударять>

              б) растяжение                               <растягивать> 

              в) нажатие                                     <нажимать>

              г) проникновение                         <проникать>

              д) тряска                                        <трясти>

 

Глаголы: р. бить, душить, колоть, рвать, вонзить, воткнуть, всадить, тыкать, пороть, рубить, давить, драть, топтать, резать, стрелять, сечь, стучать, хлопать, пронзать, пронизывать, разить, колотить, мять, трепать, членить, вешать, ломать и др.; б. беся, бия, душа, коля, късам, муша, бучкам, сека, газя, мачкам, смазвам, стискам, режа, разединявам, нищя, разпъвам, чопля, цепя, разчеквам, ръгам, чупя, троша, удавям (душа), удрям, тупам, трепя, шибам и др.

Далее, можно указать типические ситуации, в которых прослеживается внутренняя логика конфликта: война, охота, противоборство, противостояние во всех иных формах, казнь по решению суда, жертвоприношения, удовлетворение консумативных потребностей Х-а (в том числе аномальных) и т.д. Нетипичными считаются стихийные бедствия, несчастные случаи, аварии и т.д. Экспансивные ликвидирующие действия образуют ситуации первого типа.

Вторая особенность экспансивных ликвидирующих действий состоит в том, что они направлены на изменение эссенциальных качеств объекта, независимо от точки приложения усилий Х-а. Мы перечислили эти качества во второй части исследования. Семантика ликвидирующего действия связана с их трансформацией в противоположные.

Эссенциальные качества объекта не участвуют в простой лексической номинации: в вербальной семантике действия на них наложен запрет в силу контрадикторности смысла. Эксплицитное указание на них привело бы к тавтологиям, подобным *яблоку ветки, *носу лица, *вишне дерева, о которых мы говорили в первой части исследования. Эссенциальные качества объекта являются таким "семантическим партитивом", который не может присоединяться эксплицитно к имени результата действия (вспомним номинативное определение результата). Нет формального запрета на образование глаголов *обезживить, *обезжизнить (при антонимичном обессмертить - обезсмъртявам), но есть блокирующий механизм подъязыка, где результат соотнесен напрямую с исходным признаком объекта.

Отсюда вытекает особенность ликвидирующих имен, а именно - трансформативный характер значения и его тезаурусная мотивированность. Эпилоговые номинации ликвидирующих действий являются трансформативами эссенциальных признаков объекта. Это понятие можно поставить в основу классификации имен: в соответствии с ним глаголы делятся на проспективные и эпилоговые. Первые, как мы отметили, специализированы в обозначении семантики средства - способа действия (резать, колоть, рвать, мять; режа, сека, муша, късам и др.). Семантика результата приписывается им опосредованно в зависимости от того, кто или что является объектом действия и в какой ситуации (типической или нет) производится действие. В силу того, что они включают в себя прежде всего признаки элементарных воздействий (удар, нажатие, растяжение, проникновение и т.д.), которые вообще нейтральны, ликвидирующее значение как правило вторично, наслаивается на эти признаки и вместе с ними образует семантику способа – результата. На этом основании глаголы подобного типа относят к каузативам, выражающим каузирующее явление [Динева, 1985, с. 146 - 147].

Движение от первой группы ко второй охватывает не все проспективные номинации, для этого должна быть совершена дополнительная процедура вторичного означивания, включающего симилятивно результат действия. Толкование этих вторичных значений включает в обязательном порядке эпилоговый глагол:

 

          резать - убивать острым орудием

          колоть - убивать чем-н. острым

 

Мы пока не касаемся морфологических средств и способов перевода исходного слова в разряд производных эпилоговых номинации.

Дальнейшая дифференциация слов в обеих группах строится с учетом элементарных признаков способа-средства воздействия и экзистенциальных признаков результата (для эпилоговых номинации).

Наблюдения над значениями слов в русском и болгарском языках позволяют поставить еще ряд вопросов: 1) вопрос об объекте ликвидирующего действия; 2) вопрос о роли оценки в номинации действия; 3) вопрос о "призматичности" номинации, или о том, форма какого понятия приспособлена для глагольного обозначения результата действия.

Общее имя объекта ликвидирующего действия - пациенс. Если он живое существо, то его родовым названием будет существительное жертва (учитывается комплекс сострадания, сопровождающий оценку экспансии). Во всех остальных случаях он является предметом, положением дел. Из предметов выделяются артефакты, ценность которых пропорциональна усилиям, приложенным для их изготовления. Остальные предметы обладают ценностью, пропорциональной консумативным потребностям говорящих. Положение вещей в социальной сфере может служить источником неудовлетворенности и желания корректировать те или иные процессы в пользу Х-а. Таким образом, можно выделить сложные действия, ликвидирующие не отдельный предмет, а целое положение вещей, в том числе и в идеальной сфере (см. глаголы отменить, аннулировать, отчислить, уволить и др.).

Такова, в частности, смена властей, сопровождаемая насилием, другие ситуации, в которых У по некоторым критериям оценивается как "враг, противник, соперник", которого нужно либо победить, либо уничтожить, либо устранить. Уже этик соображений достаточно, чтобы показать многомерность объекта ликвидации, а отсюда - трудности при установлении твердого перечня имен с ликвидативной семантикой.

Оценка ликвидирующего действия отражает позицию У-а (в данном случае он не совпадает с объектом, а выступает в роли судьи): неприятие любой экспансии, в том числе и той, которая направлена на изменение эссенциальных свойств объекта. Оценка не абсолютна, но служит ориентиром в приближении к идеализированной модели мира, построенной на признании устойчивых норм [см. Арутюнова, 1988, с. 58 - 59]. Оценка ликвидирующего действия базируется на противопоставлении ценности объекта и объективной направленности действия, выражает антагонизм первого и второго. Она квалифицирует действия как "из ряда вон выходящие" и с этой точки зрения является невысказанной претензией. Ее главным аргументом является У, лишенный эссенциальных качеств: ликвидирующее действие убыточно - оно отнимает у объекта перспективу.

Оценка, точнее стереотип оценки [см. Вольф, 1985, с. 56 - 61], лежит в основе образа врага, соперника. В принципе всякое ликвидирующее действие предваряется девальвацией объекта. Таким же образом на основании оценки в корпус имен вводится группа глаголов, обозначающих типические ситуации противоборства, противостояния. Происходит подмена эссенциальных качеств объекта теми качествами, которые создают образ врага. Соответственно, срабатывает стереотип вертикального видения ситуации - целью является не столько уничтожение соперника, сколько желание "положить его на лопатки" и оказаться над ним.  Это сказывается на выборе слов: повергнуть, низложить, низвергнуть, преодолеть, в привлечении "внештатных" средств номинации типа уложить, косить, сбить и т.д.  В болгарском существует целая парадигма префиксальных глаголов с ведущим формальным признаком "оказаться выше кого-л.", над кем-л.: надвивам, надмогвам, надделявам, надмятам, надстрелвам и т. д. Все эти факты свидетельствуют о том, что оценка может вносить существенные поправки в формально-логическое определение ликвидации.

С последней констатацией связан вопрос о призматичности номинации. Речь идет о количественном исчислении понятии, которые могли бы стать опорой для глагольного обозначения результата в двух языках. В этих понятиях подведен итог номинации, поэтому их можно определить как концептуальные контуры действия, рассматриваемого в сфере У-а. Другими словами, можно говорить о варьирующем концептуальном отражении результатов экспансии и о том, каков конечный пункт действия в пределах концепта. Мы даем более подробную картину экзистенциального результата, о котором говорили во второй части исследования.

 

1.            "Ноль (nulla); ничто, ничего не значащий". Глаголы: р. аннулировать, уничтожить; б. анулирам, унищожавам, а также соотносимые с ними дескрипции превратить в ''ничто'', правя на ''нищо''). Объект (предмет, живое существо или ситуация) в признаках данного концепта соотносится с экзистенциальным определением результата: уничтожение - это действие, в результате которого от объекта не остается никаких материальных следов.

2.            "Конец". Глаголы: р. кончить, прикончить, покончить (с), закрыть, прекратить; б. довършвам, закривам, прекратявам (а также дескрипции положить конец чему-л., слагам край на нещо). Объект соотносится с телеологическим определением результата как "то, чего добивается Х", или: отнять перспективу развития, продолжения чего-л.

3.            "Исчезновение". Исчезнувшим (либо отсутствующим) является объект, который выпадает из поля зрения и сферы действия говорящего. Глаголы: р. губить, извести, убрать, исключить, снести б. погубвам, затривам, изключвам, премахвам, отстранявам. Объект соотносится с телеологическим определением результата: совершить какое-то действие в рамках этого концепта значит сделать так, чтобы объекта больше не было видно (соответственно, чтобы не мешал Х-у).

4.            "Смерть, небытие". Глаголы: р. убивать, морить, мертвить, истреблять; б. убивам, моря, умъртвявам, изтребвам (а также дескрипции делать мертвым, причинять смерть, (бить) до смерти; правя мъртъв, причинявам смърт, (бия) до смърт). Объект соотносится с динамическим определением результата (то, что происходит с У-ом - умирать, мертветь). Глаголы этой группы являются трансформативами экзистенциальных признаков "живой", "быть, существовать".

5.            "Преимущество силы". Глаголы: р. победить, одолеть, осилить, пересилить, превозмочь; б. победя, преодолея, надделея, надмогна, превъзмогна (а также дескрипции добиться победы, одержать победу; печеля победа). Объект номинации соотносится с телеологическим определением результата: победить - добиться преимущества своей силы в противоборстве с кем-чем-л. Глаголы являются трансформативами стереотипного признака "враг, соперник".

6.            "Пустота". Глаголы: р. опустошать, разорять; б. опустошавам, разорявам (и перифразы делать пустым, лишенным полноты содержания; правя пуст, карам да опустее). Объекты соотносятся с экзистенциальным определением результата: опустошать - не оставить в объекте ничего ценного, существенного.

7.            "Обрыв, срыв, падение". Глаголы: р. ломать, разваливать, рушить, разрушать, искоренять, исторгнуть, низвергать, валить и др.; б. чупя, развалям, руша, разрушавам, изкоренявам, провалям, изтръгвам и др. Имена действий связаны с вертикальным видением ситуации (исходный признак визуальный - "стоять, держаться"). Объекты соотносятся с динамическим определением результата - то, что происходит с объектом.

8.            "Остатки", "пух и прах". Глаголы: р. крошить, крушить, громить, испепелять, разлагать; б. троша, съкрушавам, разгромявам, изпепелявам, разтурвам, съсипвам, разпердушинвам и т.д. Объекты соотнесены с экзистенциальным определением результата: это действия превращения объекта в мелкие, пространственно удаленные частицы, в бесформенную массу.

 

Можно предположить, что перечисленные выше способы "видения" результата наиболее существенны для русского и болгарского языков. В основной массе мы обнаруживаем гомогенные двоичные знаки, различия же затрагивают не принцип, а средства обозначения. Мы также далеки от мысли о том, что концептуальные грани результата предъявляют жесткие требования к говорящему. Наоборот, они допускают возможность перехода от одного концепта к другому, что позволяет говорить о полисемичности результата, ср.: [враг] убит, уничтожен, повержен, стерт с лица земли, побежден, разгромлен, разбит в пух и прах и т. д. Предпочтение к объекту (убить - к живому, разрушить - к большому, неживому, низвергнуть - к режиму власти, победить - к сопротивляющемуся, снести - к стоящему и т. д.) не препятствует глаголам "набирать очки" в смежных сферах результата. Это обнаруживается и в синонимических толкованиях значений, особенно косвенных.

Итак, в группе эпилоговых номинации наблюдается внутреннее распределение имен в зависимости от концептуальных граней результата. В группе проспективных номинаций единство сохраняется благодаря тезаурусным импликациям значений. В эти импликации входит обязательная ссылка на типическую ситуацию, типические объекты и средства ликвидации. Вне импликаций значения глаголов рубить, давить, колоть, резать (б. режа, муша, сека, късам) и др. нейтральны.

В особую группу выделяются проспективные номинации, образованные от имени орудия ликвидации: р. бомбить, бомбардировать, торпедировать, минировать, таранить; б. бомбардирам, минирам, удрям с таран, торпилирам и др. Очевидно, толкования типа 'сбрасывать бомбы', 'закладывать мины' возможны на базе импликации основного действия <разрушать> и являются денотативной интерпретацией значений.

 

<<назад |
к сайту |
вперед>>

 

 


??????.??????? "Anivas"© 2010 www.sedword.com