<<назад |
к сайту |
вперед>>

ВВЕДЕНИЕ

 

 

В настоящей диссертационной работе исследуется проблема имплицитного выражения смысла в языковых структурах, а также имплицитность знака как межъязыковой феномен.

Предметом исследования служат русские и болгарские глаголы и лексикографические интерпретации их значений.

Материалом исследования послужили толковые, синонимические, фразеологические и переводные словари русского и болгарского языков. Примеры, взятые из художественных и публицистических текстов, привлекаются в качестве иллюстраций: специфика настоящего исследования не предполагает их систематизации.

Указанные лексикографические источники обработаны методом сплошной тематической выборки. На первом этапе такая выборка производилась отдельно для русского и болгарского языков: основным объектом стали глаголы, выражающие определенные типы действий - экспансивные. Учитывая разные возможности однотомных и многотомных толковых словарей, мы остановились на первых. Выбор продиктован желанием дать не всесторонний, а примерный анализ семантических импликаций глаголов, для чего достаточны критерии, предъявляемые к однотомным толковым словарям. Однако в ряде случаев обращение к академическим словарям давало возможность уточнить смысловую специфику анализируемых слов.

На втором этапе, совпадающем с исследованием имплицитности как межъязыкового явления, мы использовали данные переводных словарей. Список глаголов, обозначающих экспансивные действия, расширялся по мере того как устанавливались отношения их эквивалентности. Можно с уверенностью сказать, что перечень этих слов полон, хотя не все они включены в настоящее исследование. Что касается "объема памяти" словарей и различии в толкованиях и словарной систематизации значений многозначных слов, то в наши задачи не входит критическая оценка усилий лексикографов, тем более что работа над многотомным академическим словарем болгарского языка еще продолжается.

Актуальность работы определяется как нарастающим интересом к сопоставительно-типологическому изучению языков, так и попытками обобщить накопившиеся наблюдения над спецификой языкового выражения на разных уровнях, поиском адекватных моделей соотношения языкового и внеязыкового.

В плане методологии исходной посылкой является понимание языка как экспрессивного знакового механизма, расположенного между говорящим и слушающим, индивидом и обществом, прошлым и настоящим опытом. Употребление языка предполагает формальный характер его семантических единиц: благодаря этому оно не исчерпывается "исполнением" языка. Имплицитность заложена в двойном статусе выражения - формальном и содержательном: она является "обратной референцией" значений, обращенных к тезаурусу. Эксплицитность связана с прямой референцией языковых единиц.

Из специальных приемов языкового анализа используются: метод трансформационных преобразований, метод анализа словарных дефиниций, правила симметрии - асимметрии языковых структур. Принципом сопоставительного описания лексики является понятие двоичной модели обозначения фрагмента схемы.

Научная новизна работы связана с выработкой нескольких гипотез и попыткой их последовательного обоснования. Первая гипотеза выдвигает на передний план подъязыковые аспекты семантики полнозначных слов. Сразу же оговорим, что термин подъязык мы употребляем совсем не в том значении ("разновидность функционального стиля"), с которым его связывают многие русские лингвисты. В нашем понимании подъязык (или тезаурусные схемы) - это психосемантическая реальность, требующая выражения средствами языка. К сожалению, подобрать другой термин для выражения этого смысла не удалось.

Вторая гипотеза обращена к макроструктурам словаря: в качестве одной из них рассматривается схема экспансивного действия и троякий аспект ее вербализации: а) онтология действий; б) аксиология действий; в) концептология действий, или типы экспансивных действий.

Третья гипотеза связана с сопоставительно-типологическим методом: представлен вариант исследования лексики двух языков, для которой установлен тезаурусный источник (подъязык), средства (язык А и язык В) и отношение (двоичная модель тезауруса).

Теоретическая значимость работы видится в том, что она, выдержав критическую проверку, могла бы стать вкладом в общую теорию имплицитности языка. Принимая во внимание сложность проблемы языкового выражения и вытекающие отсюда трудности для сопоставительного анализа языков, можно надеяться, что интеграция трех аспектов теории языка (семантики, когитологии и компаративистики), осуществленная в настоящем исследовании, является одним из путей возможно более адекватного описания языка.

Практическое значение. Результаты, полученные в ходе исследования, могут быть также использованы в переводческой практике и лингводидактике. В перспективе работа нацелена на создание словаря имен экспансивных действий, содержание которого определялось бы имплицитными аспектами лексической номинации событии (словарь импликативных связей слов).

Цели и задачи работы. Основными целями настоящего исследования являются установление семиотических оснований имплицитности, типизация этих оснований и создание адекватной модели соотношения языкового и подъязыкового как для одного языка, так и для двух языков, находящихся в отношении близкого родства.

Для достижения этих целей решались следующие задачи:

- логико-методологический анализ имплицитного;

- определение имплицитности;

- системная организация тезауруса и вербальные модификации семантики действия;

- типологическая классификация предикатов, обозначающих экспансивные действия (на примере русского языка);

- сопоставительный анализ имен ликвидирующих действий в русском и болгарском языках в рамках межъязыковой модели тезауруса.

 

Цели исследования определяют положения, выносимые на защиту:

 

1.     Имплицитность знака с точки зрения формального определения есть проекция значения на плоскость тезауруса: это порождает эффект расширения предметной и понятийной сферы, к которой слово может быть приложено в качестве номинации. Связь лексического значения с концептуальной картиной мира является вертикальной.

 

2.     Содержательное определение имплицитности должно учитывать горизонтальные связи между языковыми единицами в тексте и отношения дополнительного выражения, которые возникают в парадигматике языка (в том числе и отношения межуровневой парадигматики). При этом существенную роль играет дихотомия языка и речи: язык как средство и язык как продукт сообщения не совпадают. В языке как средстве нет ничего невыраженного, подразумеваемого, это противоречило бы его экспрессивной функции. В то же время в самом механизме воспроизводства языковых единиц заложена возможность избирательного выражения: выбор порождает коллизию между наличным тезаурусным фондом и теми компонентами смысла, которые подвергаются вербализации. Отсюда бесконечная цепь импликаций, компенсирующих это несоответствие и устанавливающих подвижный семиологический баланс между формами мышления, структурами языка и компонентами ситуации.

 

3.     Принципиально возможны два подхода к анализу имплицитного. Один из них рассматривал бы язык как продукт сообщения (тексты) и распределение информации в частях текста. Тогда имплицитность имеет конкретное основание - структура сообщения, переход от известного к новому содержанию и отсылки к предыдущим частям сообщения. В таком плане рассматривается контекстуальная имплицитность, эллипсис, подтекст, текстовые пресуппозиции и т. д.

 

4.     Второй подход связан с тезаурусными импликациями языковых значений. Они присутствуют как на словарном уровне, так и в текстах. Специфика этого подхода состоит в необходимости моделирования связей языковых значений с элементами концептуальной картины мира. Другими словами, речь идет о необходимости создания тезаурусной типологии значений, ориентированных на схемы событии. Такая типология предложена в настоящем исследовании под наименованием "типы экспансивных действий". Схема экспансивного действия включает субъект (Х) и его сферу, объект (У) и его сферу, неравноправное (непаритетное) отношение между Х-ом и У-ом и указание на результат, где ущерб и/или выгода распределяются между участниками события неравномерно.

 

5.     Классификация предикатов в идеале должна учитывать все имена, могущие обозначать экспансию, экспансивные качества субъекта и онтологический результат его влияния на У-а. Это значило бы, что при объеме однотомного словаря в 50000 слов не менее 2000 из них были бы каким-то образом втянуты в исследование, включая существительные, прилагательные, глаголы и наречия. Мы исходим из того, что основными выразителями экспансивного отношения являются глаголы. Классификация глаголов по типам действий опирается на словарные дефиниции их значений: методом отбора является индукция.

 

6.     Глаголы, могущие обозначать экспансивные действия, являются выразителями тезаурусной семантики экспансивного действия. Она богаче значения любого отдельно взятого слова. В этом состоит его  имплицитность. Тем не менее, глаголы, взятые в своей совокупности, дают сравнительно полную (хотя и преломленную через собственно грамматические категории и типы предикатов) картину экспансии. Это позволяет рассматривать их как макрогруппу словаря, которая членится на подгруппы по принципу семантического поля. Таким образом выделяются фрагменты тезаурусной схемы, а их глагольное обозначение рассматривается как типизация экспансивных действий.

 

7.     Последнее обстоятельство допускает возможность проведения сопоставительного исследования русских и болгарских глаголов с точки зрения их экспликативной избирательности и имплицирующих свойств при отражении концептов схемы. Близкородственные языки, какими являются русский и болгарский, в обозначении экспансивных действий сохраняют большую историческую инерцию, что проявляется в феноменальной близости их лексиконов. С учетом этого обстоятельства, а также вертикального единства источника - схемы экспансивного действия, сравнение глаголов может осуществляться в терминах двоичных знаков действия, распадающихся на левую (русский) и правую (болгарский) части. Обнаруживающиеся при этом диспропорции между частями двоичного знака свидетельствуют о различиях между языками. Эти различия отражены в понятии "семантическая поляризация экспансивного действия". Учитываются только те различия, которые прямым или косвенным образом имеют отношение к схеме экспансивного действия.

 

Апробация работы. Основные положения диссертации нашли отражение в докладе на научной конференции профессорско-преподавательского состава и научных работников Одесского госуниверситета в 1991 году. По материалам работы имеются три публикации.

Структура диссертации. В соответствии с поставленными в исследовании целями и задачами анализа диссертация, кроме введения и заключения, состоит из трех глав.

Первая глава - "Коммуникативные аспекты номинации. Имплицитная номинация" состоит из трех разделов и посвящена теоретико-методологическому аспекту исследуемой проблемы, обзору и анализу существующих точек зрения на проблему имплицитного. Приводится краткий анализ типов имплицитных связей, а также некоторые вопросы взаимодействия языка и тезаурусных компонентов сознания. Все это служит основой для второй части исследования.

Во Второй главе - "Тезаурусная схема экспансивного действия и ее лексические параметры", состоящей из двух разделов, на примере русского языка осуществляется переход от гипотезы к ее обоснованию. Рассматриваются типы экспансивных действий и отсылающие к ним предикаты (преимущественно глаголы), отношения между именами, которые устанавливаются на уровне подъязыка, и вариативность в обозначении семантики типового действия.

В Третьей главе - "Семантическая поляризация экспансивного действия в русском и болгарском языках", состоящей из трех разделов, предпринята попытка сопоставительного описания макрогрупп русских и болгарских глаголов, ориентированных на передачу семантики экспансивных действий. Слова рассматриваются в раздвоенных языковых структурах, соответствующих межъязыковой модели тезауруса. Выявляются пропорции и диспропорции между элементами двоичных знаков. Определяются виды двоичных знаков и отношения между ними.

В Заключении приводятся общие результаты исследования.

В диссертационном исследовании представлен также фрагмент сводной таблицы русских и болгарских глаголов, обозначающих ликвидирующие действия.

 

<<назад |
к сайту |
вперед>>

 

??????.??????? "Anivas"© 2010 www.sedword.com