<<назад |
к сайту |
вперед>>

2.4. Экспансивное поведение

 

 

По определению экспансивное действие связывает в неравноправное отношение субъекты Х и У. Как мы попытались показать, вербальная палитра экспансивного действия подчиняется некоторым закономерностям, которые нельзя объяснить только языковыми причинами. Мы назвали эти закономерности подъязыковыми. Тезаурусные фрагменты экспансивного действия - это "штрихи к портрету" подъязыковой семантики, которая одной стороной обращена к онтологии действия, а другой стороной - к концептологии и аксиологии действия. Лексическая семантика имени экспансивного действия не в состоянии совместить онтологические, концептуальные и аксиологические признаки действия на паритетных началах. Это перегружает номинацию и препятствует ее коммуникативной функции. Вот почему неизбежны импликации других имен: из абстрактно-логического или аксиологического рядов.

Так, глагол вешать эксплицирует онтологию действия: 'накинуть петлю на шею У-у, оставить повиснуть'. Результирующими именами действия <вешать> по онтологическим критериям являются глаголы (повиснуть, висеть). С концептуальной стороны, однако, семантику глагола вешать можно выразить эпилоговыми предикатами убить, умертвить или дескрипциями лишить жизни, причинить смерть: здесь уже существенно различие между предметом и живым существом (вешать белье - вешать преступника). Глагол вешать имплицирует также имена из аксиологического ряда: либо мотивирующие предикаты наказать, казнить, либо предикаты типа мстить, рассчитаться, расплатиться. То есть У не просто умирает, он терпит наказание, платится. Дело лексиколога - выбрать одну из возможных форм толкования или комбинировать их, разумеется, если они не поведут себя как лебедь, рак и щука.

Имена из аксиологического ряда, собственно говоря, не называют ситуацию, а интерпретируют ее в оценочных категориях. Этот сдвиг в сторону от референции компенсируется опять же импликациями имен из онтологического или абстрактно-логического рядов. Оценочная интерпретация действия чаще всего производится по свежим следам события: оно может разворачиваться на глазах у говорящего или в предтексте сообщения. Но эти "свежие следы" запечатляются в тезаурусе говорящего, и когда это входит в подъязыковую сферу семантики, приобретает некий статус, аксиологический ряд имен фактически формируется в самостоятельный корпус. Именно тогда идея неравноправного отношения может трансформироваться в отношение, замкнутое в сфере Х-а (прилагательные злой, нечестный, обманчивый и др.).

Далее, наступление аксиологических критериев на формально-логические приводит к вырождению понятия экспансии в понятие "экспансивное поведение", или "экспансивные качества" Х-а. Вербальным итогом этого вырожденного понятия отношения является также группа глаголов, обладающих формально-грамматическим свойством непереходности и семантическим свойством замкнутости действия в сфере Х-а. В предыдущем изложении мы уже отмечали глаголы типа жульничать, главенствовать, злословить, мародерствовать, правда, примеряя семантику предиката к концептуальному профилю действий из соответствующих фрагментов тезауруса.

Как-будто бы теперь есть возможность дублировать анализ на основании изложенного выше. Употребляя термин дублировать, ловим себя на мысли: а не являются ли предикаты экспансивного поведения и экспансивных состояний дублирующими в прямом смысле слова? Ср.: критиковать - критиканствовать, грубить - грубиянить, тиранить - тиранствовать. Ответ будет "да", если мы остановимся лишь на отношениях формальной и семантической производности. Ответ будет "нет", если мы учтем потребности схемы, в особенности, аксиологические запросы говорящих. Схема экспансивного действия не менее экспансивна, чем действия, которые она отражает. И если задаться вопросом, почему в языке появляются подобные предикаты, то один из ответов будет таким: чтобы отчеканить образ Х-а, чтобы выделить его из семантики отношений и представить в неприглядном виде.

Итак, каков же экспансивный портрет Х-а? К тому, что сказано до сих пор, добавим некоторые детали, исходя из фактов языка.

 

1. Действия, вносящие хаос, неразбериху, приносящие много

хлопот, забот У-у:

баламутить, бедокурить, безобразить, беситься, дебоширить, дурить, набезобразничать, натворить (делов), шалить, пошаливать, шуметь/расшуметься, свинячить, скандалить, смутьянить, бузить, гадить, буянить, воевать, бесчинствовать и т. п.

2. Состояния аффекта, возбуждения, выражающиеся в агрессивных действиях, нарушающих спокойствие и угрожающих благополучию У-а:

беситься, бесноваться, буйствовать, бушевать, горячиться, гневаться, ерепениться, ершиться, злобиться, лютовать, буянить, ожесточиться, психовать, свирепствовать, стервенеть, свирепеть, сердиться и т.д.

3. Экспансивный образ жизни, устойчивые экспансивные качества

Х-а: паразитировать, пьянствовать, распутничать, самодурствовать, тиранствовать, злодействовать, тунеядствовать, зверствовать, разбойничать, мошенничать, жульничать, плутовать и т. д.

4. Действия утверждения себя в качестве лидера, "хозяина положения":

важничать, выпендриваться, капризничать, привередничать, распоясаться, самовольничать, хозяйничать, хулиганить, самоуправствовать, самочинствовать, хамить, наглеть, критиканствовать, политиканствовать, нахальничать и др. под.

5. Действия вербальной экспансии:

ехидничать/ехидствовать, злопыхать, злословить, зубоскалить, дерзить, язвить, браниться и т. д.

 

<<назад |
к сайту |
вперед>>

 

 


??????.??????? "Anivas"© 2010 www.sedword.com