<<назад |
к сайту |
вперед>>

2.3.3. Аннексирующие действия

 

 

Понятие об аннексирующем действии базируется на существующих в социуме отношениях собственности и обладания. Члены социума "пользуются как упорядоченной процедурой имущественных отношений, так и средствами, нарушающими эту процедуру - силой, хитростью, стремительностью, способностью скрывать свои действия и т.п." [Розенцвейг, 1964, с. 106]. В результате аннексирующих действий сфера обладания У-а уменьшается на какую-то долю. Соответственно место экзистенциального признака в схеме занято поссесивными признаками: "иметь" в случаях, когда в фокусе номинации оказывается сам У (обокрасть, обездолить, разорить и др.), и "принадлежать" - в случаях, когда в фокусе номинации оказывается вещь из сферы У-а (украсть, похитить, присвоить, забрать, угнать, увести и т. д.).

В концептуальном плане семантика аннексирующих действий опирается на семантику простого нейтрального действия <брать/взять что-нибудь>. Действие превращается в экспансивное тогда, когда оно превышает некоторую установленную меру, баланс в социальном "пространстве обладания". В этих случаях апеллируют к закону, чести, морали, чтобы защитить права собственника.

Однако в значениях языковых единиц пересекаются различные представления о видах, способах экспансии. Способ семантического представления аннексии, хотя и отражает онтологию действия, зависит от объективных обстоятельств. То, что в одних случаях называют кражей, в других случаях выглядит грабежом, в третьих - реквизицией, говорят также об узурпации, монополизации, экспроприации, латинизации, американизации. И здесь понятие простого действия оказывается слишком узким, приходится различать формы аннексирующих действий. Не всякая аннексия осуществляется руками и не всякий объект экспансии является материальным. С этой оговоркой можно приступить к рассмотрению тезаурусной ориентации имен.

Основное формально-семантическое различие между именами аннексирующих действий состоит в экспликации объекта экспансии. По отношению к нему глаголы делятся на три группы. В первую группу входят глаголы, эксплицирующие действие и объект из сферы У-а. Сам же У присутствует в обозначении имплицитно, на общих логических основаниях либо появляется в сообщении факультативно. Если объект обозначить символом а, то это глаголы с эксплицитным отношением

Объекты из сферы У-а присутствуют в обозначении имплицитно, или на общих тезаурусных основаниях.

В третью группу входят глаголы с эксплицитным отношением

 

X    Y(a)

либо

X    аУ

 

Это глаголы, совмещающие в своей смысловой и предикатной структуре переменные а, У в обязательном порядке. Предикат может включать семантически переменную а (обездолить, разоружить) или же выносить ее в свою правую валентность (отнять, отбирать, забрать, вырвать (что у кого), отлучить, лишить, взымать и т. д.)

Переменные а, У являются схематической константой. Это доказывают имена-"персоналии" Х-а вор, грабитель, узурпатор, колонизатор, девербативы типа воровство, грабеж, похищение и др., трансформирующие действие в признак Х-а или в непроцессуальный признак.

Вещи в социальном "пространстве обладания" делятся на "свои (общие)" и "чужие". Соответственно аннексия, в какой бы реальной форме она не проявлялась, может быть описана через простые предикаты присвоить [чужое] и отчуждить [чье-нибудь "свое"]. Разумеется, речь идет о процедуре анализа и неизбежном упрощении смысла слов. Тогда сфера обозначения каждого из них выглядела бы так:

image030

На аннексирующее действие можно смотреть и с левой (присвоить), и с правой (отчуждить) стороны. Имена аннексирующих действий, хотя и непоследовательно, но отражают ракурс видения ситуации. Так, для имен типа отнять, изъять, реквизировать, удержать (с чего-либо), экспроприировать, вырвать, выхватить и т.п. характерна правая ориентация. Наоборот, номинации типа красть, воровать, обобрать, обездолить, ограбить, занять, колонизировать, захватить и пр. крепче связаны с признаком 'делать своим' - присвоить.

Если аннексия связана с изменением вида, характера объекта а, ей приписывается признак из сферы Х-а (ср. термины американизировать, европеизировать, латинизировать), что равносильно левой ориентации имени. Если объектом аннексии является сам У как реальное лицо, то используются признаки из иерархии социальных отношений или отношений зависимости (поработить, пленить, подчинить и др.).

Способ номинации аннексирующего действия может иметь не только отражающий, но и опережающий характер. На принципе "опережения" основного действия образовано значение глагола посягать (посягательство, посягательный), в аннексирующем значении может употребляться и слово замахиваться (на чужое добро).

Аннексия осуществима при наличии некоторого условия С, преимущества Х-а над У-ом. Оно может быть случайным: так, хотя лексикографические толкования глаголов красть, воровать (см. СО) не включают компонент 'тайно (чтобы У не видел)', типичным для этих действий является инкогнито Х-а. Это условие С, может заключаться в потенции Х-а, например: грабить – ‘отнимать, похищать силой’,  отнимать – ‘взять у кого-нибудь силой’.

Существует небольшая группа глаголов (мошенничать, мухлевать, жульничать, жулить, спекулировать и т.п.), которые по некоторым признакам можно отнести к аннексирующим действиям. Формально эти глаголы привязаны к сфере Х-а, в них выражена скорее оценка, нежели сообщение о действии. Глаголы имеют семантику аксиологического вывода, поэтому сфера У-а обозначена косвенно, через отсылку к аксиологическим предикатам отношения (нечестный, непочтенный). Условием С здесь является хитрость и сноровка. Генерализация оценки действия размывает референцию глаголов, в силу чего они могут обозначать онтологически разные ситуации.

 

<<назад |
к сайту |
вперед>>

 

 

 

??????.??????? "Anivas"© 2010 www.sedword.com